Итоги местных выборов в Молдове: информация к размышлению

В минувшее воскресенье в Молдове прошли региональные выборы. И в отличие от прошлых годов, когда экспертное сообщество стран Запада интересовал исход президентских и парламентских кампаний в этой восточноевропейской стране, на сей раз внимание зарубежных политиков и комментаторов привлекли выборы в местные органы власти. И в первую очередь потому, что Молдова является кандидатом на вступление в Европейский Союз, что вызывает заметное раздражение Кремля, по-прежнему считающего все так называемое «постсоветское пространство» зоной своего исключительного влияния.

О том, почему несмотря на то, что правящая проевропейская партия “Действие и солидарность” победила в большинстве районов, результаты этих выборов вызывают тревогу сторонников евроатлантического выбора Кишинева и чем может быть разочарована Москва, корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с молдавскими экспертами.

«Это бьет по президентским амбициям Додона»

Директор кишиневского Института эффективной политики Виталий Андриевский считает, что результаты регионального голосования в Молдове дают повод проанализировать баланс политических сил с учетом предстоящих президентских и парламентских выборов – в 2024 и 2025 году соответственно.

«Я надеюсь, что умные люди есть у нас во власти и что соответствующий анализ будет произведен. Потому что прозвучало много тревожных звоночков для партии власти и еще больше – для всех сторонников европейской интеграции», – заметил он в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Суть этих сигналов – можно ли довериться только президенту страны Майе Санду и правящей правоцентристской проевропейской партии PAS, или активнее включиться в политическую деятельность, чтобы не дать пророссийским партиям и движениям одержать верх. Примером таких тревожных, по мнению Андриевского, сигналов стала победа на выборах мэра Кишинева лидера партии «Движение за национальную альтернативу» (по-румынски “Mișcarea Alternativa Națională”, сокращенно – MAN) Иона Чебана, которого многие, по словам эксперта, считают скрыто пророссийским и антиевропейским политиком.

В муниципальном совете партии «MAN» и «PAS» имеют одинаковое количество депутатских мест – по 20 мандатов, на третьем месте – социалисты, у которых менее 10 кресел, и по одному мандату получили представитель проевропейской платформы «DA!» и ставленник олигарха Илана Шора, на которого в Молдове заведено уголовное дело и который в настоящее время находится вне пределов страны.

«Бывший президент Молдовы Игорь Додон шел во главе списка социалистов, и для него это личный проигрыш – получить менее 10% голосов. И это бьет по президентским амбициям Додона, если он еще серьезно думает о своем возвращении», – уверен эксперт.

По мнению Андриевского, своей главной победой на этих выборах партия власти может считать, что примерно в 40% населенных пунктах Молдовы примарами (главами администраций) были избраны представители PAS. Но в крупных городах – прежде всего в Кишиневе и Бельцах партия потерпела поражение. «Так что в целом для “PAS” картина безрадостная», – считает молдавский политолог.

«”PAS” вряд ли уже возьмет большинство в 2025 году»

Со своей стороны, бывший представитель Республики Молдова в Совете Европы и ООН, директор Института устной истории Молдовы Алексей Тулбуре (Alexei Tulbure) характеризует «MAN», как «весьма перспективную партию».

Сам Чебан в прошлом был членом партии коммунистов, затем был одним из лидеров молдавских социалистов. «Затем он отпочковался от Игоря Додона, участвовал в выборах, победил и создал собственное формирование, заявив, что его приоритет – европейская интеграция, что несколько противоречило его предыдущим высказываниям. Но после того, как Ион Чебан это заявил несколько лет назад, он последовательно придерживался этой декларации», – поясняет собеседник «Голоса Америки».

Вместе с тем, мэр Кишинева, по словам Тулбуре, не санкционировал проведения в столице акций под лозунгами в защиту ЛГБТ и выступал за «традиционные семьи». «Но могу сказать, что в отличие от его предшественников, именно в период действия мандата Чебана Кишинев изменился в лучшую сторону – улучшилось качество дорог, тротуаров и так далее. И он не просто “проскочил” на второй срок, а победил в первом туре, и у него почти в два раза больше голосов, чем у ближайшего конкурента», – добавляет эксперт.

Алексей Тулбуре также подчеркивает, что Кишинев всегда голосовал за проевропейские и прорумынские партии. «В данном случае Кишинев поверил Чебану, что он – проевропеец, а с другой стороны оценил его заслуги по благоустройству и модернизации города. Ну, и рассматривают его как одного из претендентов на пост президента на выборах в следующем году. А с другой стороны, на условном левом фланге нет пока партии, которая могла бы рассматриваться как партнер партии власти на следующих парламентских выборах. Потому что “PAS” (“Partidul Acțiune și Solidaritate” – “Действие и солидарность”) большинство вряд ли уже возьмет большинство в 2025 году. И другого выбора у партии власти не будет», – считает директор Института устной истории Молдовы.

Недавнее блокирование в стране некоторого количества пророссийских телеканалов и сайтов, по мнению Алексея Тулбуре, никак не повлияло на результаты региональных выборов. «То, как были закрыты эти сайты и телеканалы, вызывает вопросы, и мы ждем каких-то весомых аргументов в пользу этого шага еще и потому что год назад были закрыты первые шесть каналов, которые вели откровенно манипулятивную информационную политику, вообще замалчивали войну (России против Украины), и так далее. Но после этого ничего не изменилось – количество тех, кто поддерживает действия Путина в Украине, остается очень высоким. Власть идет по простому, понятному и примитивному пути, очевидно – нет ресурсов для других решений», – разводит руками молдавский эксперт.

И подытоживает, что влияние на результат региональной кампании имело снятие с выборов всех кандидатов от партии «Шанс», которую расценивают, как новый политический проект Илана Шора. У Шора есть тесные связи с Москвой, где его рассматривают как человека, который способен проводить прокремлевскую повестку вместо бывшего президента Молдовы Игоря Додона.

«Без этого снятия результаты по всей стране были бы другие. “Шанс” — это клон бывшей партии “Шор”, и им удалось за ночь перед выборами, когда агитация была уже запрещена, переориентировать своих избирателей в нескольких городах на каких-то “независимых кандидатов”, которые и победили. И оказалось, что не нужно месячной предвыборной кампании, достаточно за ночь развезти деньги. Речь идет об одном миллиарде леев, поступавших для партии “Шанс” из России – об этом говорил директор нашей Службы информации и безопасности. Это как раз имело значение для итогов выборов, а закрытие телеканалов – нет», – считает Алексей Тулбуре.

«Речь не столько об идеологии, сколько об отвратительной организации выборов в Кишиневе»

Председатель аналитического центра Сообщество WatchDog.MD Валериу Паша (Valeriu Pașa) тоже считает, что очередной этап освобождения молдавского информационного пространства от пророссийских ресурсов не оказало особого влияния на итоги выборов, состоявшихся 5 ноября.

По его оценке, заблокированные телеканалы не были сильно «раскручены», хотя какое-то влияние на местную аудиторию они имели. Но оно не было большим. «Скорее это можно рассматривать как превентивную меру на будущее. Плюс, если бы их не прикрыли, по моему мнению, была бы большая вероятность, что они имели ресурс запустить дезинформационную кампанию прямо перед выборами. Что собственно Шор и сделал своим фейковым объявлением о том, что, он якобы привезет из Турции в Молдову газ по 50 евроцентов за кубометр, но только доставить его из Турции стоит дороже этих 50 евроцентов», – заметил эксперт в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Самым же главным итогом завершившейся избирательной кампании Валериу Паша считает выборы в Кишиневе. «Это очень сильный удар и для партии власти, и для всех проевропейских сил. Несмотря на то, что последнее время Ион Чебан позиционирует себя тоже адептом евроинтеграции, имеются все признаки того, что он продолжает работать в интересах Кремля. И тот факт, что он смог выиграть эти выборы с первого тура, очень серьезный удар», – полагает он.

И особо отмечает, что результат партии «PAS» в столице очень низок – она набрала здесь в два раза меньше голосов, чем на прошлых парламентских выборах в 2021 году. «Они даже не смогли занять первое место в муниципальном совете, там новоиспеченная партия Чебана вышла в лидеры. И здесь речь не столько об идеологии, что люди не поддерживают партию власти, сколько об отвратительной организации выборов именно в Кишиневе со стороны этой партии», – сокрушается председатель аналитического центра Сообщество WatchDog.MD.

По его словам, определенная интрига в плане итогов голосования была в Бельцах – втором по величине городе Молдовы. Здесь, несмотря на снятие основного кандидата от «Шанса», Илан Шор имел еще человек пять «запасных кандидатов». В результате, в Бельцах будет второй тур и, вероятнее, всего будут и судебные разбирательства по поводу источников финансирования кандидатов, как напрямую связанных с беглым молдавским олигархом, так и «независимых».

«Надо понимать, что, если бы кандидатов от “Шанса” не сняли по всей стране, был бы огромный риск, потому что они бы просто скупили не меньше сотни населенных пунктов, вышли бы там во второй тур, набрали бы высокие проценты в районные советы и таким образом влияли бы на формирование районных администраций. И учитывая, что мы говорим о том, что Россия потратила на эти выборы минимум $18 млн, понятно, что для такой маленькой страны как Молдова это был огромный финансовый ресурс», – не сомневается Валериу Паша.

Виталий Андриевский считает, что снятие с выборов кандидатов от партии «Шанс» немного пошло на пользу действующим властям. «Потому что во многих населенных пунктах сети Шора не успели раскрутить свою кампанию, они бросили все силы на Бельцы, на Гагаузию, а всю Молдову они не смогли покрыть, и это дало определенные преимущества с одной стороны “PAS”, а с другой – социалистам, которые в некоторых районах набрали больше, чем ожидали, хотя и меньше, чем хотели бы», – резюмирует Директор кишиневского Института эффективной политики.