Артемий Троицкий: «Государственный бульдозер стал загребать всех без разбора»

После того, как Кремль развязал против Украины полномасштабную агрессивную войну, репрессии в России распространились практически на все слои общества. Деятели искусства не стали исключением. Артистов, музыкантов, писателей, открыто заявивших о своем неприятии агрессии, начали шельмовать в прессе и включать в реестр «иноагентов». У тех, кто выступает с концертами, отнимали эту возможность и срывали гастроли. Многие яркие исполнители были вынуждены покинуть страну.

Итоги года в этой сфере подводит критик и журналист Артемий Троицкий. Напомним, что в РФ он признан «иностранным агентом». С 2014 года Троицкий живет в Таллинне, где занимается преподавательской деятельностью, совмещая ее с журналистикой.

Виктор Владимиров: Как война в Украине повлияла на российскую музыкальную жизнь? Вызвал ли у вас удивление раскол российских исполнителей по признаку отношения к войне?

Артемий Троицкий: На российскую музыкальную и вообще культурную среду сильнейшее воздействие произвела скорее не сама война, а та политическая, экономическая, идеологическая ситуация, которая в результате сложилась. Артистов, которые были бы реально за войну, очень мало. Это… фанатики. Некоторых из них я довольно хорошо знаю. Из числа музыкантов тут можно назвать буквально несколько персонажей: певица Чичерина, бывший участник «Агаты Кристи» Вадим Самойлов, некоторые другие.

Что касается остальных артистов, которые эту войну формально поддерживают, то они делают это исключительно от страха или по расчету. Со страхом все понятно. Мы видим, что происходит со всеми, кто нарушает установленные путинским режимом правила. Они просто изымаются из профессиональной жизни, попадают в «черные списки», им отменяют концерты, лишают доступа к масс-медиа. Что касается расчета, то и тут все более или менее ясно. Поскольку практически все лучшие артисты покинули страну или находятся в запретных списках, то, естественно, что музыкальная поляна заметно опустела. И как всегда бывает, «после битвы поле брани остается мародерам». Соответственно, в России наступило время мародеров, они заполняют вакуум. Это артисты, которые, как правило, давно не были востребованы типа (Олега) Газманова, группы «Любэ» и так далее. Либо на авансцену выходят пенсионерские рок-группы вроде «Чайфа». Они постоянно выступают на разных патриотических мероприятиях, исполняя госзаказ и зарабатывая на этом больше денег, чем, думаю, получали когда-либо в жизни.

В.В.: А какова ситуация с артистами, выступающими против войны?

А.Т.: Тут довольно хаотичная картина. Во-первых, очень многие из них покинули страну, начиная с Аллы Пугачевой. Здесь и Андрей Макаревич, и Борис Гребенщиков, и Земфира, и «Мумий Тролль», и «Би-2», и «Ногу свело», и практически все за редчайшими исключениями самые известные российские рэперы. Это абсолютно логичный исход. Потому что видные артисты нуждаются в публике, концертах, не могут жить на голодном пайке, особенно если привыкли десятилетиями к постоянной гастрольной деятельности и концертной практике. Есть, разумеется, и те, кто в силу самых разных причин – тут, полагаю, сколько артистов, столько и историй – остались в России. Прежде всего это те, кто находится в черных списках. Самый типичный случай тут – ДДТ Юрия Шевчука и «Сплин» Александра Васильева. А также те, кто просто находятся ниже уровня радара государства и цензуры. Это не особо популярные и малоизвестные артисты, исполняющие, в том числе, скажем, инструментальную музыку без всяких намеков на протест. Пока они чувствуют себя в стране достаточно вольготно. Во всяком случае, концерты у них происходят – именно в силу их «незаметности». Но, боюсь, что это не устойчивое состояние, и ситуация постепенно будет ухудшаться. Мы видим по истории с клубом «Мутабор» и «голой» вечеринке: то, что еще совсем недавно казалось абсолютной невинным и допустимым даже в фашистском государстве, сегодня уже таковым не является. Думаю, что нечто похожее может произойти и со всей, даже сугубо аполитичной и «нишевой» российской музыкой.

В.В.: Чем, по-вашему, вызвана реакция властей на упомянутую вами вечеринку?

А.Т.: Тут, по-моему, сыграли определяющую роль, как минимум, два обстоятельства. В первую очередь, это логичная эволюция, а точнее деградация путинского режима, который продолжает наступление на всевозможные свободы, становится все более жестким и нетерпимым. Репрессии выглядят все более откровенными и пугающими. Если раньше режим был безжалостен только к своим противникам в политическом и гражданском спектре, то теперь государственный бульдозер стал загребать всех без разбора, включая тех, кто ему просто чем-то не нравится – даже в чисто эстетическом или нравственном планах. Строгая политическая и идеологическая подоплека тут уже отсутствует или притянута за уши. И это важнейший признак тоталитаризма как такового. Тотальный контроль требуется повсеместно. Это фундаментальная причина. Вторая причина – не столько стратегическая, сколько тактическая. В России приближаются президентские псевдовыборы. И хотя их результат давно известен, тем не менее какие-то предвыборные пассы путинская администрация делает: в частности, пытается заигрывать с самой консервативной и нищей частью электората, демонстративно «опуская» развратную культурную элиту и «с жиру бесящийся» бомонд. Хотя не думаю, что это эффективная политика. Задабривая одних, власти отчуждают других.

В.В.: В контексте всего происходящего – какими, как вам кажется, станут «Голубые огоньки»? Сохранится ли их название?

А.Т.: По поводу названия не знаю, поскольку, с одной стороны, имеются ЛГБТ-ассоциации, а с другой – «Голубой огонек» – это советский символ, что для путинской пропаганды – дело святое и неприкосновенное. Поэтому не исключаю, что слово «голубой», несмотря ни на что, останется. А что касается содержания этих мероприятий, то тут, наверное, особых новостей не будет по сравнению с тем, что было раньше. Ну разве что нескольких артистов, оскандалившихся на «голой» вечеринке, оттуда под корень вырежут. В частности – Филиппа Киркорова, Диму Билана, Ксению Собчак и так далее. Также их наверняка вычеркнут из всей прочей праздничной повестки, запретят вести какие-то статусные корпоративы и прочее. А так, новогодняя эстрадная программа – это всегда попса, которая показала себя абсолютно конформистской – в отличие от рока и рэпа. Я посмотрел на списки артистов «Голубых огоньков» – там все примерно то же самое, что и обычно. Единственное, что меня поразило: я обнаружил там имена двух украинских артисток – Ани Лорак и Таисии Повалий. На мой взгляд, это предательство своей родины – выступать на новогодних увеселениях страны-агрессора… Это что-то запредельно подлое.

В.В.: Каковы последние новости о Юрии Шевчуке? Ранее писали, что он перенес инфаркт, а зарубежные гастроли ДДТ были сорваны…

А.Т.: Главная новость заключается в том, что на днях Шевчук и ДДТ выпустили новую песню и новый видеоклип под названием «Новости». Это в высшей степени мрачная, я бы сказал, безнадежно мрачная песня. Очень сильная. Юра себя чувствует нормально и с начала следующего года они с ДДТ приступают к гастролям. Будут играть в Европе, Израиле, и, надеюсь, Соединенных Штатах. Русскоязычная аудитория за границей сейчас велика, как никогда. И люди заждались.