Теплый прием для украинских беженцев в странах с холодным климатом

Пока правительства стран Запада обсуждают объем гуманитарной и военной помощи, которую они могут оказать стране, подвергшейся российской агрессии, волонтерские организации собирают добровольные пожертвования, чтобы поддержать вынужденных переселенцев из Украины.

И заметную роль в этом играют гражданские активисты российского происхождения. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с представительницами некоммерческих организаций двух стран, входящих в региональную организацию «Северный совет» и попыталась узнать, как они помогают гражданам Украины, оказавшимся против своей воли в Финляндии и Исландии.

«Это такой стресс — переехать из теплой, солнечной Украины в холодную Финляндию!»

Мэри Раппоу (Meri Rappou) является одной из активисток антивоенного движения в Финляндии. Долгое время она не интересовалась политикой, но покушение на жизнь Алексея Навального и попытка его отравить привела к тому, что Мэри, по ее признания, «потеряла и сон, и аппетит, и все на свете». Она стала искать единомышленников для того, чтобы выразить протест против действий российских властей. «Мы нашли друг друга, объединились и создали «Демократическое содружество русскоязычных Финляндии». Мы общаемся, ездим на конференции, знаем и эстонских активистов, и шведских, и исландских», — рассказала она корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

24 февраля 2022 года Мэри Раппоу принимала участие в митинге на Сенатской площади в Хельсинки, а с марта 2023 года она курирует центр украинских беженцев в Йоэнсуу — небольшом городе в центральной части Финляндии. Кроме нее в центре работает только одна женщина, которая говорит по-русски, она — врач. Центр в Йоэнсуу — частный, никакого отношения к Международному Красному кресту он не имеет. «Я там не работаю официально, для меня это — волонтерская работа, но кто-то же должен заниматься беженцами, а местные жители не знают русского языка», — продолжила Мэри.

Первые украинские беженцы появились в Йоэнсуу летом 2022 года, это были четверо жителей Днепра. При этом, из них лишь одна женщина решила остаться в Финляндии, остальные вернулись на родину. «После этого к нам стали прибывать другие украинские беженцы, и сейчас их в нашем центре порядка 300 человек. Среди них очень много людей с Донбасса и из других оккупированных территорий, поэтому они очень не хотят, чтобы где-то звучали их фамилии. Но есть из других частей Украины, в частности — из Тернопольской области. Приезжают отовсюду», — добавляет собеседница «Голоса Америки».

После появления центра беженцев в Йоэнсуу вокруг него образовались две группы волонтеров. Первая, куда входят местные жители, занимаются в основном материальным и техническим обеспечением. Но общаться с украинскими беженцами они могут, в лучшем случае, с помощью google-переводчика, поэтому Мэри Раппоу создала в Facebook группу «Украинцы в Йоэтсуу», куда входят 110 человек. Информация там размещается на четырех языках: финском, английском, украинском и русском. «Людям нужно общение, чего у них нет в финской группе из-за языкового барьера. И когда, я открыла эту группу, я объявила участникам: «Пишите о своих чувствах, о своих мыслях, задавайте вопросы, общайтесь, не закрывайтесь в себе!». Ведь среди беженцев немало людей с психологическими проблемами, их мучает бессонница. Хорошо, что наш врач Юля помогает им, выписывая снотворное и антидепрессанты. Ведь это такой стресс — переехать из теплой, солнечной Украины в холодную Финляндию!», — описывает ситуацию Мэри Раппоу.

Мэри организовывает различные конкурсы для своих подопечных, и на свою пенсию покупает призы победительницам. А также рассказывает вновь прибывшим о финских традициях, о национальных праздниках, о том, что символизирует национальный флаг Финляндии. На странице в FB есть также информация о том, как люди могут проводить свой досуг, в какие группы по интересам могут записаться. Или стать участницами кружков вязания, росписи по фарфору и хорового пения. Кстати, в Финляндии развернулась целая кампания по вязанию шерстяных носков и перчаток для воинов ВСУ. «Финны привезли нам шерсть и спицы, и я недавно отвезла целый мешок шерстяных носков в Таллинн, откуда местные активисты отправят их на фронт. Также я на свои деньги купила много плиток калорийного шоколада и энерго-батончиков», — рассказывает она. И вздыхает: «Конечно, хорошо бы, чтобы нас кто-то еще донатил».

Есть среди украинских беженцев и те, кто получил тяжелые травмы, связанные с российской интервенцией. В том числе — потерю конечностей после обстрелов и бомбежек городов и сел юго-востока Украины. Как отметила Мэри, были случаи, когда российские волонтеры собирали и переправляли пожертвования для того, чтобы раненные украинские переселенцы могли получить качественную медицинскую помощь в Финляндии.

По ее наблюдениям, порядка 70% от общего числа беженцев составляют женщины разного возраста и дети. В центре у них есть уроки финского языка, но они занимают всего два часа в неделю. Поэтому Мэри организовала частные курсы финского, помогая беженцам быстрее адоптироваться в новых условиях. Детей устраивают в ясли, в садики и школы, при этом, поскольку среди беженцев было несколько учителей и психологов, то удалось решить вопрос с их трудоустройством.

По свидетельству Мэри Раппоу, в школах крупных городов Финляндии есть целые украинские классы, где преподают учительницы, давно перебравшиеся сюда, интегрировавшиеся в местные сообщества и хорошо знающие финский язык.

Есть основанная в 2009 году «Suomen Ukrainаlaiset ry» ассоциация со штаб-квартирой в Турку. Ее цель — объединять и представлять украинцев, проживающих в Финляндии, сохранять культурное наследие и распространять информацию об Украине. После полномасштабного вторжения российской армии в Украину ассоциация также организовала большую помощь и стране, подвергшейся агрессии и ее гражданам, вынужденным перебраться в Финляндию. А основанное в 2019 году подразделение этой ассоциации – «Vertep ry», цель которой — организация мероприятий, связанных с культурой украинцев.

Куратор центра беженцев в Йоэнсуу подчеркивает, что очень многие украинские вынужденные переселенцы хотят как можно скорее найти работу, но главное препятствие — языковой барьер. «Но среди моих учеников на курсе финского языка есть пара одесситов, которые уже нашли работу. Женщина работает уборщицей, но она счастлива тем, что ее взяли. А он — сварщик, работает по своей специальности, которая здесь очень востребована. У них нормальная зарплата, они уже сняли квартиру. И еще одного мужчину устроила на практику в магазин, который торгует всякими техническими приспособлениями. Просто привела его и сказала хозяину: «Возьмите, он так старается учить финский язык! Вам не нужно платить ему, пусть он проходит практику» И его взяли. Так я стараюсь устраивать своих подопечных», — привела примеры Мэри Раппоу.

«Никаких отторжений украинцев от нас не было»

Наталья Виноградова называет себя политической беженкой. Она переехала из России в Финляндию в начале 2018 года и присоединилась к местным гражданским активистам. «С самого начала войны после того, как захватили Мариуполь и начались эти страшные депортации украинцев в Россию с созданием фильтрационных лагерей, в частности, в Пензенской области, я стала взаимодействовать с волонтерами из Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Мы помогали переехать украинцам из России через Эстонию дальше в Европу», — рассказала она корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

По словам Виноградовой, первые месяцев пять работа шла нормально, но затем начались проблемы с переводом денег в Россию для того, чтобы организовывать депортированным украинцам необходимую помощь. А волонтерка из Пензы Ирина Гурская была вынуждена покинуть Россию после того, как в ее доме прошли обыски («Голос Америки» рассказывал ее историю: https://www.golosameriki.com/a/russian-political-emigrants-kovcheg/6870929.html). Тем не менее, на первом этапе работы удалось переправить через Ивангород Ленинградской области в Нарву порядка 60 украинцев, включая детей.

Сложности стали возникать после того, как европейские страны объявили, что перестанут пускать на свою территорию украинцев, у которых есть только внутренние паспорта. Кроме того, по свидетельству Натальи Виноградовой финские пограничники не всегда пропускали украинцев, которые долгое время находились на российской территории. И тогда потребовалась помощь международной волонтерской сети Rubikus.helpUA, занимающийся переправкой украинских беженцев из Украины (в том числе оккупированных территорий) в страны ЕС.

«Люди, страдающие различными заболеваниями и те, кому срочно нужна операция, выезжают, в основном, с помощью «Рубикуса», потому что они работают круглосуточно и стараются помочь людям доехать, куда им нужно. У нас был опыт помощи украинцам с оккупированных территорий, которые могут въехать в Россию, там добраться до Петербурга и уже оттуда приехать в Финляндию», — сообщает некоторые подробности своей работ Наталья.

По ее словам, были случаи, когда у находящихся в фильтрационных лагерях украинских детей находились родственники в свободных от российской оккупации частях страны, и этих детей удавалось доставить из России через европейские страны обратно в Украину. «Это мы делали тоже с помощью «Рубикуса», потому что они стараются завести волонтеров во всех странах. В частности, в Финляндии с ними работаю я. Выстраивается длинная цепочка, подключается telegram-бот, и дальше мы постоянно находимся на связи», — продолжает собеседница «Голоса Америки».

Помимо волонтерства для «Рубикуса» Наталья Виноградова состоит в Демократическом сообществе юго-восточной Финляндии. В эту группу входят не только русские, но также финны и представители других национальностей. Помимо помощи украинским беженцам участники сообщества с февраля 2022 года проводят акции с осуждением российской агрессии и выражением солидарности с народом Украины.

Группу хорошо знают и на юго-востоке Финляндии, и в других частях страны. «Никаких отторжений украинцев от нас не было – мы вместе выходили на акции и в годовщину вторжения, и в полтора года. Мы выходили с украинскими флагами и совершенно спокойно общались между собой. Вместе выступали, ну, может быть, они более эмоционально рассказывали о том, что происходит со всеми деталями, которых мы, может быть, не знали. В том числе, о том, что было после затопления территории Каховского водохранилища и о том, что пережил Херсон (в месяцы оккупации). Но ненависти или вражды со стороны украинцев мы не чувствовали. Более того, они благодарили за то, что мы их поддерживаем», — подчеркивает Виноградова.

Наталья рассказала, что она и ее единомышленники взаимодействуют с благотворительным фондом Fin Aid, через который в Украину отправляется гуманитарная помощь. «С помощью этого фонда мы собирали деньги на медицинские турникеты, которые производит сама Финляндия, и они качественнее, чем китайские. Они помогают раненым останавливать кровотечение и сохранить им жизнь. Это используется и на фронте, и после бомбежек для спасения гражданского населения», — поясняет Наталья Виноградова.

Одной из последних по времени акций, проведенных с помощью фонда Fin Aid, стала организация рождественских и новогодних ярмарок для многодетных в городе Никополе Днепропетровской области, который подвергается российской армией бомбежкам и артобстрелам. «Как вы знаете, перед Рождеством дети со всего мира пишут письма Санта-Клаусу, который живет тут у нас, в Рованиеми. И вот сам Санта-Клаус приехал к детишкам в Никополь. Понятно, что это был наш волонтер, но это был совершенно невероятный вечер для них, и каждый получил особенный подарок», — рассказала Наталья, упомянув двух финских волонтеров Томми Ойла (Tommi Ojala) и Еву Кивинен (Eva Kivinen), назвав их настоящими энтузиастами.

Еще один фонд, о котором рассказала Наталья Виноградова, называется Fin-Est, поскольку в нем работают волонтеры из Финляндии и Эстонии. Именно этот фонд помогает украинцам, добравшимся до Нарвы, отправиться в Финляндию. Сама Наталья живет в городе Иматра, что в пяти километрах от границы с Россией. И этот город стал побратимом Нежина Черниговской области.

С помощью фонда Fin-Est в прошлом году было собрано и отправлено в Украину только продовольствия на 150 тысяч евро, а еще в посылках из Финляндии были средства личной гигиены, медикаменты, детские игрушки. Наталья подчеркивает, что давно живущие на юго-востоке Финляндии украинцы также щедро жертвуют фонду Fin-Est средства от продажи на ярмарках изготовленных ими национальных сувениров и украшений.

В качестве примера, Наталья рассказала, как одна сестра спасла своего брата, находившегося в Луганской области. «Она его вытащила с помощью россиян, а ехала она, передавая его из рук в руки по цепочке, под строгим контролем волонтеров. Здесь на уровне этапов участвовали очень многие, и связь пропадала, когда она въезжала на оккупированные территории. Там не было ни Telegram, ни вообще интернета. И она заранее предупреждала, когда с ней не будет связи, и, слава богу, этот диапазон времени был точным. Видимо, поезд не опаздывал и не попадал под обстрелы. И когда она попадала на безопасные территории, она присылала фотографии с ребенком и припиской: «Мы здесь». Это было самым волнительным моментом, потому что ребенок беззащитен и его никто не может подстраховать», — вспоминает волонтерка.

Наталья Виноградова свидетельствует, что украинские дети, осевшие с родителями в Иматре, ходят в местные школы. «Конечно, отношение к ним более щадящее с точки зрения языка. Я сама разговаривала с тремя девочками, они говорили: «Да, язык трудный, но мы стараемся». То есть они не жалуются», — рассказала она. И сообщила, что украинские семьи здесь размещаются в центрах социального жилья, предоставляемого Красным крестом, который также предоставляет им медицинскую помощь.

«Многие испытали настоящий шок после нападения России на Украину»

Сотрудница отделения Международного Красного креста в Рейкьявике Эмма Сильвестрова начала работать с беженцами из Украины спустя несколько дней после 24 февраля 2022 года. «Тут образовалась группа из нескольких человек, которые стали заниматься этой проблемой, и я к ним присоединилась», — рассказала она в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Местный житель, женатый на украинке, обратился в одной рекламное агентство с просьбой посодействовать в сборе гуманитарной помощи прибывающим беженцам. «Они собирали одежду, средства личной гигиены, каждый вечер готовили горячую еду, и я начала туда ходить. Пункт работал с понедельника по пятницу с шести часов вечера до восьми. Атмосфера там была очень теплая, украинцев сразу регистрировали как беженцев и поселяли в отелях. Большинство прибывающих составляли молодые женщины с детьми, и они были в шоке от того, что с ними произошло», — вспоминает Эмма Сильвестрова.

Сама она создала telegram-канал, где размещалась информация о пункте приема беженцев и о том, какую помощь им могут оказать местные жители. Сам пункт просуществовал недолго и закрылся 1 июня 2022 года, но за это короткое время через руки Эммы прошло очень много различных предметов, которые исландцы отдавали для беженцев из страны, подвергшейся агрессии. А однажды там даже побывал президент страны Гвюдни Йоуханнессон.

Эмма признается, что даже немного скучает по тем временам: «Там бегали, играли и смеялись дети, все вместе обедали, общались целыми семьями. Люди не были изолированы, туда приходило много волонтеров из России, с которыми мы вместе работали, сортировали вещи, принимали заказы».

Исландия не является популярным направлением для украинских беженцев, и они сюда приезжают, в основном, потому что бывали здесь раньше, или у них здесь есть родственники и знакомые. При этом, в небольшую страну прибывали люди из Мариуполя и других городов Донецкой области, из Харькова, Киева. Иногда решение прилететь в Исландию принимается спонтанно и буквально в последнюю минуту. По свидетельству сотрудницы Красного креста за прошедшие почти два года условия пребывания здесь значительно ухудшились — крайне сложно найти жилье, мест в детских садах не осталось.

Во время последней по времени избирательной кампании выяснилось, что в Исландии проживает порядка 500 выходцев из России, а после 24 февраля 2022 года в страну прибыло около трех тысяч украинских беженцев, что немало для с страны с населением чуть более трехсот семидесяти двух с половиной тысяч человек.

Что же касается российских волонтеров, то, по словам Эммы Сильвестровой, за последние несколько лет сформировался круг гражданских активистов, которые регулярно принимают участие в протестных акциях по поводу происходящего в России. Естественно, эти люди осуждают российскую агрессию и помогают украинским беженцам. «Многие испытали настоящий шок после нападения России на Украину, и единственное, что спасало от депрессии — придти в центр беженцев и чем-то помогать. Большинство приехавших сюда из Украины не говорят по-английски, и для них было большим облегчением поговорить с людьми, которые много лет живут в Исландии и получить нужную информацию. А наши люди селили беженцев у себя, подвозили их, куда нужно, рассказывали, где получить ту или иную помощь. Никакой ненависти к русским у украинских беженцев не было, хотя нам, конечно, было очень стыдно за то, что сделала Россия», — рассказывает она.

Что же касается трудоустройства беженцев, то те, кто не имеет востребованной профессии и не владеет английским языком, как правило работают в столовых или занимаются уборкой в отелях. В свободное время исландские женщины и украинки собираются вместе, показывают друг другу национальные вышивки, делятся секретами вязания шерстяных вещей, вместе пьют кофе, поют народные песни и так далее.

Те, кто говорил по-английски, устроились на биржи труда или в социальные службы, где старались помочь своим соотечественникам. Эмма Сильвестрова пояснила, что социальная служба дает гарантийные письма для арендодателей при съеме жилья.

«После того, как закрылся тот Центр для беженцев, один из социальных домов в Рейкьявике предоставил место для встреч, и там происходили разные мероприятия. Устраивались совместные поездки для детей в зоопарк и в игровые центры. Исландские волонтеры, у которых был опыт работы с беженцами, устраивали мастер-классы, преподавали английский, учили фотографии и так далее», — продолжает Эмма Сильвестрова. К этой работе подключаются и сами украинцы, устраивая и для себя своеобразную психотерапию, чтобы отвлечься от собственных переживаний, связанным с вынужденным срочным переездом в далекую и малознакомую страну.

А одна киевская актриса, которая приехала в Исландию по приглашению местного сценариста, устроила здесь театральный кружок, где пробует ставить спектакли на исландском языке, приучая таким образом своих соотечественников к культуре этой страны.

«Я знаю, что они выступали здесь на самой большой театральной площадке — в концертном зале Harpa, и это было очень здорово! Они рассказывали свои истории на исландском языке, пусть не очень умело, но публика их понимала», — поделилась впечатлениями собеседница «Голоса Америки» в конце своего рассказа.