Учения нестратегических ядерных сил России: акт второй

Начался второй этап учений нестратегических ядерных сил России при участии военных Беларуси. Об этом во вторник, 11 июня, сообщили СМИ со ссылкой на заявление Минобороны РФ.

Как говорится в сообщении ведомства, на этом этапе российские и белорусские войска должны отработать вопросы совместной подготовки к боевому применению нестратегического ядерного оружия.

В ранее обнародованном пресс-релизе, посвященным началу учений, Минобороны подчеркивало, что они проводятся в качестве ответа на «провокационные заявления и угрозы» западных официальных лиц в адрес Москвы.

Как писали тогда региональные и международные медиа, учения – своего рода реакцией на слова президента Франции Эммануэль Макрон о том, что НАТО не должна исключать возможность размещения войск в Украине, и высказывание министра иностранных дел Великобритании Дэвида Камерона о праве ВСУ обстреливать российскую территорию западными ракетами.

На этом фоне замглавы МИДа Сергей Рябков заявил во вторник 11 июня, что российские власти могут переписать ядерную доктрину страны из-за «эскалационных действий» Запада. О возможном изменении ядерной доктрины недавно говорил на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) и президент Путин.

При этом Рябков уточнил, что Москва не станет предварительно никого уведомлять, какие именно изменения будут внесены в документ.

Руководитель исследовательского проекта «Ядерные силы России» в Женеве, сотрудник Института ООН по исследованиям в области разоружения Павел Подвиг рассматривает проходящие российские учения как составную часть «сигнализирования» Москвы в адрес коллективного Запада. По его словам, ничего хорошего в этих посланиях Кремля, конечно, нет, но и драматизировать события тоже не стоит.

«Формальные же причины проведения учений ни для кого не секрет, – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – В заявлении Министерства обороны РФ изначально прозвучало, что они организуются по поручению президента и в ответ на “определенные провокационные заявления и угрозы со стороны некоторых западных чиновников”. Позже МИД пояснил, что толчком к российским действиям послужили заявления лидеров Франции и Великобритании, которые предложили использовать западное вооружение для нанесения ударов по территории России, рассуждали об отправке войск в Украину и так далее».

Конечно, на Западе так же нередко проводятся военные учения, продолжил Павел Подвиг: «Однако, хотя все они действительно призваны стать частью посланий по сдерживанию (Москвы), ни одно из них никогда не было так явно связано с конкретными политическими или военными событиями, как нынешние российские маневры. Кремль явно послал сигнал о своей готовности к эскалации, и, конечно, Москва не впервые пытается использовать угрозу своего ядерного оружия в контексте вторжения в Украину. Причем, на этот раз демонстративный жест был подкреплен существенным материальным аспектом, поскольку в учениях участвовали воинские части, ответственные за обращение и применение ядерного оружия».

Учения были задуманы как политический сигнал и, вероятно, достигли этой цели, предположил аналитик: «Более сложный вопрос, как реагировать на такого рода сигналы? Никто же всерьез не ожидает, что западные чиновники откажутся от своих заявлений. Действительно, дискуссии о вовлечении Запада в конфликт продолжаются и, возможно, даже усилились. В то же время было бы неправильно полностью игнорировать предпринятые Россией шаги, чтобы не дать ей перейти к более провокационным действиям. Кремль, похоже, следует пути, намеченному рядом воинственно настроенных российских экспертов, и нельзя исключать, что он готов сделать новые шаги по лестнице эскалации».

Для противодействия использованию ядерного оружия как инструмента шантажа требуется объединить усилия государств, которые могут иметь разные взгляды на войну в Украине, считает Павел Подвиг. «Что касается разговоров об изменениях российской ядерной доктрины, то они начались не вчера. В документ могут включить, например, фразу про то, что Россия оставляет за собой право применять ЯО для защиты “жизненных интересов” – и укажут при этом на какое-нибудь заявление, прозвучавшее из уст руководства США. Такая перспектива, конечно, тоже не сулит ничего хорошего», – резюмировал он.

В свою очередь научный сотрудник Центра международной и оборонной политики Университета Куинс (Канада) Максим Старчак обратил внимание на то, что первый и второй этап учений проводились с перерывом, причем разными военными группировками. «Первый этап прошел с участием подразделений Южного военного округа, – напомнил он в комментарии «Голосу Америки». – Во втором задействована региональная группировка войск России, которая представлена 20-й армией Московского военного округа, и Беларуси. Всего анонсировалось три этапа. Возможно, третий пройдет уже с участием Ленинградского военного округа в конце июня – начале июля».

Сергей Рябков просто следует за заявлением Путина на ПМЭФ, где российский президент допустил, что ядерная доктрина может быть скорректирована, полагает Максим Старчак: «Это очередной виток эскалации. Но для реального изменения доктрины Путин скорее всего подождет какого-нибудь подходящего повода. Например, если будет произведена некая яркая и мощная атака Украины западным оружием по признанной территории России, которая, в частности, может затронуть силы стратегического сдерживания. Если снова пострадают РЛС системы предупреждения о ракетном нападении или аэродромы со стратегическими бомбардировщиками – это и станет формальным поводом для заявления о скором изменении ядерной доктрины».

Директива может быть конкретизирована, рассуждает эксперт: «Среди условий применения ядерного оружия (ЯО) сейчас в ней есть пункт о воздействии противника на критически важные государственные или военные объекты Российской Федерации. Могут уточнить, какое конкретно воздействие и какие конкретно объекты. Также в документе есть пункт о применении ЯО после агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Могут расширить трактовку, и написать что-то типа – когда под угрозу захвата или уничтожения поставлен какой-то российский регион. Кроме того, могут внести новизну, указав, что РФ может осуществить ядерный удар первой, столкнувшись с агрессией стран НАТО».

Ядерные угрозы со стороны Москвы звучат на протяжении всей российской агрессии в Украине и всплывают в острых ее фазах, подчеркнул Максим Старчак. «Вот и сейчас, когда речь пошла о возможности ВСУ бить по территории признанной России, в ответ пошли очередные ядерные страшилки. При этом Путин как бы намекает, что он хотел бы завершить конфликт, но, разумеется, на своих условиях», – заключил эксперт.